Анна Сагайдак, Одесса

Анна Сагайдак, Одесса

Dance Walking — флешмоб.

Дело было 28 апреля. А точнее, ещё раньше. Некий Андрей Утенков, который ведёт сейчас учебную группу плейбэк театра, в которую мы ходим, предложил собраться всем желающим в парке Шевченко, заранее подготовить и согласовать плейлист, скачать его на телефон или плеер и включить всем одновременно одну и ту же музыку в своих наушниках. И так, танцуя под музыку, пройтись по городу танцевальным шагом. Он не изобретатель такого формата, но в Одессе провёл его впервые.

Поучаствовали и мы.

Dance Walking Одесса, Анна Сагайдак

Могу сказать, что участвовать было комфортно, ты же и правда слышишь музыку, как многие рядом с тобой, а со стороны выглядело достаточно странно. Достаточно для меня, я имею в виду. Потому что, когда кто-то негромко включил музыку вовне, я расстроилась! Весь эффект странности смазали, панимаиш!! Но до этого было гуд 🙂

Dance Walking Одесса, Анна Сагайдак

Ах, да, мы договорились, кроме прочего, надеть что-нибудь жёлтое. Чтобы выглядеть ещё более солнечно и позитивно. Между прочим, заражали позитивом мы не понарошку. Люди, которые шли навстречу, и на которых смотрели мы и улыбались, танцуя под музыку, начинали улыбаться тоже 🙂

А потом был вот такой волшебный закат на Чкаловском пляже.

Dance Walking Одесса, Анна Сагайдак

И волшебные музыканты, играющие на глюкофоне, двух гитарах, скрипке и маленьких тарелочках.

Ссылка на первоисточник

Автор

1 ответить
  1. Сварочник
    Сварочник says:

    She knew everything about him: how he liked to read children’s books in bed; his face when he went out to clean his teeth; his clear, almost tremulous voice, when, dressed in his best suit, he had read his paper on neutron radiation. She knew that he liked Ukrainian borsch with haricot beans; she knew how he gave a quiet groan as he turned over in his sleep. She knew how quickly he always wore out the heel of his left shoe and dirtied the sleeves of his shirt; she knew that he liked two pillows in bed; she knew his secret dread of walking across large squares; she knew the smell of his skin, the shape of the holes in his socks. She knew the tune he hummed when he was waiting for lunch; the shape of the nails on his big toes; the names his mother had called him by when he was two; his slow, shuffling gait; the names of the boys he’d had fights with in his last year at school. She knew how he loved teasing his family and friends. Even now, for all his depression, he kept making fun of the way her closest friend, Marya Ivanovna Sokolova, had once confused Balzac and Flaubert.

    Ответить

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *