Танзиля Новая, Санкт-Петербург

Танзиля Новая

Харе Кришна, парад зомби, «обдолбанные» неохиппи, вернувшиеся с Систо или «Почему я выхожу на улицу и, несмотря, на удивленные взгляды прохожих танцую так, как будто меня никто не видит?»

Первым делом попрошу прощения у своих друзей кришнаитов, за постановку святого для них имени в один ряд с ужасными и грубыми ругательствами, а также тех людей, в чей адрес эти данные грубости прозвучали. Это придумала не я, это все проделки вселенной, ситуативное обстоятельство. Раскрою подробнее в конце.

Однажды, в рамках процесса поиска себя, я задалась вопросом: «А что бы я делала, если бы жила во времена, когда технический прогресс еще не достиг современного уровня; чем бы занималась, если бы в выборе занятий я была ограничена отсутствием каких-либо новшеств и электронных устройств например, фотоаппаратов (а на тот момент я видела свое призвание в жизни именно в фотографировании)?» Я задумалась на долю секунды и ответила себе: «Танцами». Да, я бы танцевала на завтрак, на обед и на ужин. Я бы исполняла танец живота, трайбл, контемп, буто, танцы народов мира. Нет, я не владею всеми этими стилями, я не знаю их тонкостей, не понимаю сути. Мне просто нравится смотреть на танцоров, исполняющих свои постановки в данных направлениях, а музыка этих танцевальных жанров обладает космической способностью поднимать меня с места, где бы я ни находилась и что бы я ни делала, и начинать двигаться.

Для меня танец — это возможность передать свое настроение, чувства, внутреннее состояние, соединив их с собственным «видением» музыки. Только мое Я и тело в дуэте с Я, написавшим и исполнившем музыкальное произведение. Союз незнакомых друг другу сознаний, воплощающий в себе и подчеркивающий уникальность каждого из них. Танец это удобный случай выразить все то, что очень трудно передать словами; выдавить из себя нечто, мешающее дышать, справиться с негативными эмоциями, страхами, переживаниями. Думаю, уже для многих не новость, что существует множество психотерапевтических методик, основанных на танцевальных движениях.

Вспоминаю свои подростковые годы, когда много дней напролет я проводила в гостиной дома, под недовольные мамины указания, выйти наконец на улицу или прибраться в комнате, включая нравившиеся мне тогда попсово-дискотечные хиты, прыгая по комнате и представляя себя на сцене местного сельского клуба. Как-то неосознанно, сама того не понимая, я «раскладывала» музыку на разные звуковые ряды, по очереди играя роль то плавно двигающейся девушки, то робота, с его резкими, прерывистыми перемещениями. Всегда я воображала себя частью команды, которая слаженно двигается, создавая великий, неповторимый, присущий только ей одной, танец. Возможно, тогда мне не хватало (почему? — вопрос другой) ни регулярных танцевальных занятий, ни общества единомышленников, понимающих друг друга без слов, людей для которых связующим звеном является музыка и танец.

Но то было тогда. Наверное, от себя не убежать, как бы быстро мы ни мчались; вероятно поэтому, уже не один раз жизнь дарит мне шанс обрести желанных еще в детстве друзей и партнеров по танцу, систематические выступления на публике, а про занятия и тренировки и говорить не стоит — сейчас в современном мире столько школ и различных направлений, что вряд ли века хватит, чтобы посетить хотя бы по одному уроку в каждой.

Начиная с 2011 я танцевала в честь бога Кришны, расхаживая по улицам в рядах преданных ему кришнаитов, напевая радующую сердце и слух, уже ставшую многим известную, мантру; не пропускала случая потанцевать и на фестивалях и праздниках среди нарядно одетых в яркие сари женщин, с любовью восхваляющих Кришну.

Теперь появились и они: Танцевальные прогулки  — это сообщество людей, собирающихся раз в две недели для того, чтобы, банально, потанцевать — музыка играет в наушниках, у всех она одинаковая и звучит, в идеале, синхронно. Соответственно, все участники являются единым организмом, части которого связаны тонкими звуковыми нитями, где каждый танцует свой танец; кто-то, более посвященный, создает совместное творение с таким же или менее посвященным; иные и вовсе исполняют танец под свою собственную музыку, иногда даже под ее отсутствие (это было к слову о команде единомышленников).

Небанально…, я думаю, любой мог бы найти в этой встрече что-то свое, личное; провести персональный диалог с пространством, окружающими людьми: танцующими и недоумевающими прохожими; Я-написавшим и исполняющим; Я-танцором; с Богом; с каким-то еще, ежесекундно открывающимся другой, каждый раз новой гранью бытия, едва уловимым, мгновение за мгновением проявляющимся и скрывающимся, самим собой.

Мне кажется, на данный момент, только после третьей прогулки, я начала обнаруживать сакральный смысл танца, как такового, и данных встреч, в частности. И именно понимание того, что это всего лишь рождение, старт бескрайних жизненных открытий, придает мне много сил и энергии, побуждая к действиям и в других областях моей деятельности, вселяет в меня уверенность в правильности выбранного мною пути.

Приходите и сами все увидите. Я буду очень рада видеть вас всех, мои друзья, на Танцевальных прогулках.

Ах, а при чем тут Харе Кришна и зомби?  Рассказываю: впервые я посетила мероприятие в качестве фотографа, потому пришла на встречу без наушников, что дало мне возможность слушать комментарии проходящих зрителей, невольно ставших таковыми. «Харе Кришна», «Зомби из сериала на ТНТ», «Обкуренные, потерявшие себя в пространстве и времени участники Систо (та прогулка состоялась в мае), вернувшиеся из леса и по инерции продолжающие танцевать» — таковы были предположения о том, кто мы такие, людей, которые видели странно движущихся в одном направлении танцоров, ведь без слышания музыки мы действительно кажемся довольно безумными и смешными. Может, потому и стоит надевать наушники и отдаваться музыке, танцу и Богу так, будто тебя никто не видит?

Благодарю за внимание. Всем добра.

Ссылка на первоисточник

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *